Суббота, 29.02.2020, 01:03
Приветствую Вас Гость | RSS


МБОУ "Петровская СОШ № 2"

День Победы
Основное меню
Мини-чат
Поиск

Каталог файлов

Главная » Файлы » История

Значение победы русской эскадры над турецкой эскадрой у мыса Синоп
[ Скачать с сервера (1.09 Mb) ] 01.12.2013, 20:19
Поисково-исследовательская работа
Тема: «Значение  победы русской эскадры над турецкой эскадрой у мыса Синоп».

Выполнила: ученица 10 кл. МКОУ «Петровская СОШ №2» Щур Анастасия Сергеевна.
Научный руководитель: учитель истории МКОУ «Петровская СОШ №2» Миронова Татьяна Юрьевна.
Омск - 2013
Содержание.
1.Введение…………………………………………………………………..с.2
2.Основная часть…………………………………………………………..с.3
2.1.Причины Крымской войны………………………………………….с.3
2.2. Замысел и подготовка к сражению…………………………………с.4
2.3.Ход сражения…………………………………………………………..с.9
2.4.После боя………………………………………………………………с.12
2.5. Последствия войны…………………………………………………с.14
2.6.Причины победы……………………………………………………..с.15
2.7.Главнокомандующие русским флотом и их вклад в победу. ….с.16
3. Значение Синопской победы…………………………………………с.21
Заключение………………………………………………………………..с.34
Литература………………………………………………………………..с.36
1.Введение.                                       
На море штормы бушевали,                                    
Но шла эскадра всё вперёд:                        
Пять русских кораблей искали
У берегов турецкий флот.                    
                             (Иван Есаулков)
160 лет назад, в самом начале Крымской войны, внимание всего мира привлек славный подвиг русских моряков, ставший одной из самых ярких страниц в военно-морской летописи России. Крымская война началась в 1853 году, и Синопское морское сражение, навсегда вошедшее в историю воинской славы России, стало в ней одним из первых. Прошло 160 лет со дня победы русской эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп. Синопское сражение стало победоносным началом Крымской войны 1853 – 1856 гг., которая славно начавшись для России, кончилась в конечном итоге ее трагическим поражением.
Актуальность. Данная тема на сегодняшний день очень актуальна, потому что Синопское сражение вошло в историю как последнее крупное сражение парусных флотов. Потому, что сегодня это юбилейная дата. Потому, что этот день - день воинской славы России — День победы русской эскадры под командованием адмирала Павла Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп в 1853 году — отмечается в соответствии с Федеральным законом № 32-ФЗ от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы (победных днях) России».
Цель моей работы:  показать значение  победы русской эскадры над турецкой эскадрой в сражении у мыса Синоп для  развития военных действий и морального подъема моряков – защитников в ходе обороны Севастополя.
Задачи:
1.     Изучить и обобщить материалы о дне 1 декабря (18 ноября) 1853года.
2.     Собрать информацию о главнокомандующих русского флота.
3.     Изучить причины победы.
4.     Проанализировать значение этой победы.
Объектом исследования является Синопское сражение 1853года.
Предмет исследования: причины крымской войны, замысел и подготовка к сражению, ход сражения у мыса Синоп, судьба главнокомандующих русской эскадры в Синопском сражении, причины и значение победы для стратегической обстановки в начальный период крымской войны..
В исследовательской работе использовались следующие методы:
1.Информационный.
2.Аналитический.
Гипотеза: Успешным ли было бы Синопское сражение для русской эскадры в случае иного расположения турецкого флота?
2.Основная часть.
2.1.Причины Крымской войны. 
       Причиной Крымской войны стало столкновение интересов царской России и Англии, стремившихся разделить дряхлеющую Османскую империю. Англия хотела завладеть ею сама, и, видя в России главного конкурента, всеми силами пыталась ослабить ее влияние на Балканах и Ближнем Востоке. Поэтому Турция во время Крымской войны фактически являлась марионеткой в руках Англии. Не осталась в стороне и Франции, давно стремившаяся отхватить кусок от некогда могучей Османской Империи.
       К войне стремились и Англия, и Россия. Николай I, ослепленный мнимым могуществом отсталой России, считал, что его страна способна победить кого угодно. Что же до Англии, которая являлась ведущей экономической державой, она действительно была способна противостоять любому врагу. Формальным поводом для начала войны послужил отказ Турции передать представителям православной  церкви ключи от нескольких особо почитаемых христианами храмов в Палестине, чего требовал Николай I.
2.2. Замысел и подготовка к сражению.
С началом Крымской войны (1853–1856) эскадра Черноморского флота, состоящая из парусных кораблей, под командованием адмирала Нахимова вышла в крейсерство к анатолийским берегам Турции. В одном из первых своих приказов Нахимов объявил, что «в случае встречи с неприятелем, превышающим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело».
Синопское сражение — Осман-паша
         В начале ноября 1853 года адмирал Нахимов из опроса команд торговых судов узнал, что турецкая эскадра под командованием вице-адмирала Осман-паши и английского советника А. Слейда, в составе семи фрегатов, трех корветов, двух пароходофрегатов, двух бригов и двух военных транспортов (всего 472 орудия), следовавшая из Стамбула в район Сухум-Кале (Сухуми) и Поти для высадки десанта, укрылась от шторма в Синопской бухте под защиту сильных береговых батарей. Для проверки полученных сведений адмирал направился к Синопу. Ночью поднялся сильный шторм, в результате которого несколько русских кораблей получили повреждения и вынуждены были отправиться на ремонт в Севастополь.
8 ноября корабли подошли к Синопской бухте и обнаружили турецкий флот. Несмотря на серьезное ослабление эскадры, Нахимов решил заблокировать неприятеля в бухте, а с прибытием подкрепления из Севастополя уничтожить его. 16 ноября Нахимов получил подкрепление. Теперь его эскадра состояла из шести линейных кораблей и двух фрегатов.
         Русская эскадра имела некоторое количественное превосходство в артиллерии, особенно в бомбических пушках, которых у противника не было. Но противоположная сторона располагала береговыми батареями, установленными на возвышенных берегах и державшими под обстрелом подходы к Синопской бухте. Это значительно усиливало позицию турок.
        Правильно оценив сложившуюся обстановку, в частности возможность появления в любой момент на Черном море крупных сил англо-французского флота, находившегося в это время в Мраморном море, сильные и слабые стороны турецкой эскадры, а также прекрасную подготовку своих артиллеристов и высокие морально-боевые качества русских моряков, Нахимов не стал ждать выхода неприятельского флота из Синопа, а решил атаковать и уничтожить его в бухте. Тактический замысел Нахимова сводился к тому, чтобы как можно быстрее ввести свои корабли на Синопский рейд и с короткой дистанции атаковать противника одновременно всеми линейными кораблями. Исходя из этого замысла, Нахимов принял решение произвести сближение с противником двумя колоннами по три линейных корабля в каждой. Построение кораблей в две колонны и быстрое развертывание сил сокращали время пребывания кораблей под огнем противника в момент сближения и позволяли в кратчайший срок ввести в бой все линейные корабли. Стремясь к быстрому и решительному разгрому турецкой эскадры, адмирал Нахимов установил дистанцию боя 1,5–2 кабельтовых, причем для каждого корабля заранее была назначена огневая позиция. Установленная Нахимовым дистанция кораблей на Синопском рейде и дистанция боя обеспечивали эффективное использование артиллерии всех калибров и ведение сосредоточенного огня нескольких кораблей по одной цели.
        В боевом приказе Нахимов обращал особое внимание на использование артиллерии, которая должна была в кратчайший срок уничтожить неприятельский флот. В приказе содержались практические указания, как
вести прицельный огонь, корректировку и переносить огонь на другие цели. Чтобы предотвратить возможность бегства отдельных, особенно паровых, кораблей противника, Нахимов выделил два фрегата и поставил им задачу вести наблюдение за выходами из Синопского рейда и в случае появления  турецких кораблей атаковать их.
Русские линкоры.
         Придавая большое значение разумной инициативе командире кораблей, Нахимов отказался от детализации плана атаки. Он верил, что хорошо подготовленные командиры, уяснив его тактический замысел, сами смогут принимать решения, исходя из конкретной обстановки.
         Разработав план сражения, адмирал Нахимов ознакомил с ним своего младшего флагмана контр-адмирала Ф. М. Новосильского и командиров кораблей. День атаки был назначен на 18 ноября. В этот день 9 часов 30 минут русская эскадра снялась с якоря и в двух кильватерных колоннах, по три линейных корабля в каждой, направилась Синопский рейд. Правую колонну возглавлял Нахимов, Державин свой флаг на корабле «Императрица Мария», левую — контр-адмирал Новосильский, находившийся на линейном корабле «Париж».
         За день до Синопского боя Нахимов собрал у себя всех командиров судов и обсудил с ними план действий. Процитируем его.
         "Располагая при первом удобном случае атаковать неприятеля, стоящего в Синопе в числе 7 фрегатов, 2 корветов, одного шлюпа, двух пароходов и двух транспортов, я составил диспозицию для атаки их и прошу командиров стать по оной на якорь и иметь в виду следующее:
         1. При входе на рейд бросать лоты, ибо может случиться, что неприятель перейдет на мелководье, и тогда стать на возможно близком от него расстоянии, но на глубине не менее 10 сажень.
2. Иметь шпринг на оба якоря; если при нападении но неприятеля будет ветер N самый благоприятный, тогда вытравить цепи 60 сажень, иметь столько же и шпрингу, предварительно заложенного на битенге; идя на фордевинде при ветре О или ОNО, во избежание бросания якоря с кормы, становиться также на шпринг, имея его до 30 сажень, в когда цепь, вытравленная до 60 сажень, дернет, то вытравить еще 10 сажень; в этом случае цепь ослабеет, а корабли будут стоять кормою на ветер, на кабельтове; вообще со шпрингами быть крайне осмотрительными, ибо они часто остаются недействительными от малейшего невнимания и промедления времени.
         3. Перед входом в Синопский залив, если позволит погода, для сбережения гребных судов на рострах, я сделаю сигнал спустить их у борта на противолежащей стороне неприятеля, имея на одном из них, на всякий случай, кабельтов и верп.
         4. При атаке иметь осторожность, не палить даром по тем из судов, кои спустят флаги; посылать же для овладения ими не иначе, как по сигналу адмирала, стараясь лучше употребить время для поражения противящихся судов или батарей, которые, без сомнения, не перестанут палить, если бы с неприятельскими судами дело и было кончено.
         5. Ныне же осмотреть заклепки у цепей; на случай надобности расклепать их
         6. Открыть огонь по неприятелю по второму адмиральскому выстрелу, если перед тем со стороны неприятеля не будет никакого сопротивления нашему на них наступлению; в противном случае палить, как кому возможно, соображаясь с расстоянием до неприятельских судов.
         7. Став на якорь и уладив шпринг, первые выстрелы должны быть прицельные; при этом хорошо заметить положение пушечного клина на подушке мелом для того, что после в дыму не будет видно неприятеля, а нужно поддерживать быстрый батальный огонь. Само собой разумеется, что он должен быть направлен по тому же положению орудия, как и при первых выстрелах.
        8. Атакуя неприятеля на якоре, хорошо иметь, как и под парусами, одного офицера на грот-марсе или салинге для наблюдения при батальном огне за направлением своих выстрелов, и, буде они не достигают своей цели, офицер сообщает о том на шканцы для направления шпринга.
         9. Фрегатам "Кагул" и "Кулевчи" во время действия остаться под парусами для наблюдения за неприятельскими пароходами, которые, без сомнения, вступят под пары и будут вредить нашим судам по выбору своему.
        10. Завязав дело с неприятельскими судами, стараться, по возможности, не вредить консульским домам, на которых будут подняты консульские их флаги».
Замысел командира эскадры, державшего флаг на "Императрице Марии",
состоял в том, чтобы как можно быстрее ввести свои корабли на Синопский рейд и с коротких дистанций всеми силами артиллерии обрушиться на противника. Вход в бухту предполагался двумя кильватерными колоннами, дистанция открытия огня - 1 - 2 кабельтовых. Заранее были распределены и цели. Вместе с тем, полагаясь на боевое мастерство и инициативу подчиненных ему командиров, Нахимов в своем приказе указал: "Все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и поэтому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнять свой долг". Приказ заканчивался словами: "Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота; от вас зависит оправдать ожидания".
2.3.Ход сражения.
Синопское сражение началось пасмурным утром 18(30) ноября 1853 г. Эскадра двинулась к бухте, разделяясь на две кильватерные колонны. Во главе первой встал Нахимов на флагманском корабле ”Императрица Мария”, другую вел Новосильский на "Париже”.
Колонна Нахимова была несколько слабее, хотя ей пришлось сражаться с 6-ю турецкими судами. Нападению благоприятствовал северный ветер; кроме того, Нахимов умело определил места расстановки своих судов, и турецкая эскадра оказалась запертой в бухте. Лишь немногие береговые пушки смогли открыть огонь по русским кораблям, в то время как они свободно обстреливали и неприятельские суда, и береговые батареи.
        С самого начала Синопского боя перевес был на стороне русских. Помимо детально продуманной Нахимовым диспозиции и великолепной выучки его подчиненных, важную роль сыграло и техническое преимущество русских кораблей. На русских линкорах использовались 68 фунтовые пушки, стреляющие особыми бомбами, начиненными черным порохом и взрывающимися при ударе. Турки же стреляли обычными ядрами, которые могли лишь пробить борт судна. Отдельного внимания заслуживают доблесть и героизм русских моряков. В историю вошел знаменитый факт: на линкоре "Ростислав” начался пожар, грозящий взрывом крюйт-камеры – помещения, где хранится порох. Тогда матросы, рискуя жизнями, бросились в трюм и потушили пожар.
Нахимов специально отдал Новосильскому более сильные корабли, так как тому пришлось принять на себя основную атаку береговых батарей неприятеля, уничтожение которых являлось первостепенной задачей русских артиллеристов.
          Оба флагмана, ”Мария” и ”Париж”, принявна себя основной удар первых минут Синопского сражения, нанесли серьезные повреждения врагу. Уже через полчаса фрегат "Ауни-Аллах”, где находился турецкий адмирал Осман-паша, получив серьезные повреждения, снялся с якоря и его понесло на прибрежные камни, где он сел на мель.
          Следующим турецким кораблем, вышедшим из строя, стал захваченный турками бывший русский "Рафаил” фрегат "Фазли-Аллах”, повторивший участь турецкого флагмана: его также выбросило на мель. Буквально следом за ним от взрыва пороха в крюйт-камере погиб корвет "Гюли-сефид”.
         Прошло лишь сорок минут Синопского сражения, и пять турецких кораблей уже были выведены из строя, сражаясь только лишь с двумя русскими линкорами. Однако, береговые батареи продолжали действовать, и Нахимов направил против них все пушки флагманов.
          Пока "Мария” и "Париж” сражались с пятой береговой батареей, в их тылу, корабли правой, Нахимовской колонны, "Константин” и "Чесма”, выдерживая усиленный огонь с четвертой и третьей батарей, атаковали два фрегата — "Навек бахры” и "Насим-Зефер”. После удачного попадания, "Навек-Бахры” взорвался, а через некоторое время "Насим-Зефер” выкинуло на берег после того, как ядро перебило ему якорную цепь.
           Конечно, русские корабли не оставались невредимыми. "Константин”, получил серьезные повреждения и едва не был взорван. "Мария” также сильно пострадала. "Три святителя”, оборвав якорную цепь, повернулся к вражеским батареям кормой и лишился под обстрелом мачт. Но все это было ничтожно по сравнению с потерями турок: в результате Синопского сражения практически все вражеские корабли или пылали в огне, или прочно сидели на мели, или были потоплены.
           После трех часов Синопского сражения все турецкие корабли были выведены из строя, турки потеряли убитыми, ранеными и пленными свыше 3200 человек, в плен был взят и Осман-паша. Эскадра Нахимова не потеряла ни одного судна, потери в личном составе - 38 убитых и 230 раненых. Но Нахимов стал праздновать победу только тогда, когда под огнем его эскадры были погребены все береговые батареи противника.
2.4.После боя.
Турецкие корабли лежали на мели и горели. Когда огонь добирался до крюйс-камер, они взлетали на воздух. Горящие обломки фрегата "Фазли-Аллах" и корвета "Неджми-Фешан" подожгли турецкую часть города. Оставленная жителями, она сгорела дотла. Заряженные пушки горящих кораблей были опасны и для русской эскадры. В 20.00 П.С. Нахимов приказал отводить корабли от берега с помощью пароходов и гребных судов. Эскадра ночевала в полутора милях от берега. При осмотре турецких судов было взято 180 пленных, в том числе Осман-паша, раненый и ограбленный своими же матросами, которые сняли с него верхнюю одежду и отобрали ключ от каюты. Свой палаш турецкий вице-адмирал вручил Нахимову.  
Сразу после боя русские моряки стали заделывать пробоины, чинить паруса и рангоут. 19 ноября в 16 часов на подмогу прибыл пароход "Громоносец". 20 ноября ремонт завершился, и эскадра отправилась домой. Первые сутки "Крым" буксировал "Императрицу Марию", "Одесса" - корабль "Великий князь Константин" под флагом Нахимова, "Херсонес" вёл корабль "Три Святителя", а "Громоносец" - "Ростислава". "Париж" и "Чесма" шли самостоятельно. Потом волнение на море заставило отказаться от буксиров, и все корабли эскадры пошли под парусами. 22 ноября (4 декабря) эскадра вошла на севастопольский рейд. По приказу Меншикова прибывшие из холерной Турции победители провели 3 дня в карантине.
Нахимов была награжден орденом святого Георгия II степени, но Меншиков отказался представить его к адмиральскому чину, т.к. прямым следствием синопской победы должно было стать вмешательство союзников в войну. И сам Нахимов говорил: "англичане увидят, что мы им действительно опасны на море, и поверьте, они употребят все усилия, чтобы уничтожить Черноморский флот".
Царь Николай I пожаловал по 100 рублей серебром каждому тяжелораненому, и прислал по 4 Георгиевских креста на 10 матросов (всего 250 крестов). Нахимов приказал матросам самим избрать достойных. Их оказалось больше, чем крестов, даже когда из списка исключили штрафованных. Пришлось бросить жребий. На церемонии вручения Георгиев 20 декабря список достойных был оглашен полностью - с указанием тех, кто остался без наград за их недостатком. Нахимов дал обед избранным на своей квартире и сказал, что они должны служить примером для товарищей, которые заслужат награды в следующем сражении. 
           На другой же день после известия о Синопской победе пришла в Петербург и разнеслась потом оттуда по всей России другая радостная весть: на Кавказе, при Башкадык-ларе небольшим, всего только семитысячным, отрядом русских войск под начальством Бебутова была одержана блестящая победа над турецкой армией в тридцать тысяч человек, причем были взяты знамена и двадцать четыре орудия. Но к победам на суше Россия привыкла, а победа на море, да еще такая, когда полностью уничтожен был флот противника, явилась совершенно исключительной. Недаром Корнилов, очевидец поражения турок, писал тогда своей жене в Николаев из Севастополя: «Битва славная! Выше Чесмы и Наварина! Ура, Нахимов! Михаил Петрович Лазарев радуется своему ученику!»
          Это «ура, Нахимов!» гремело тогда и по всей России от столиц и до глухих деревень. Имя Нахимова сразу вошло в список блистательнейших русских имен, наряду с Румянцевым, Суворовым, Кутузовым… Поздравительные письма летели к нему отовсюду. Они писались и прозой и стихами. Буквально тысячи стихотворений написаны были на тему о Синопском бое, и бурный поток этих стихов затопил редакции всех издававшихся тогда газет и журналов. Впрочем, сам Нахимов, по свойственной ему скромности, говоря с моряками, утверждал, что он по существу мало сделал для победы, что она — плод трудов покойного Лазарева.
2.5. Последствия войны. 
          Никакой случайности не было в том, что эскадра парусных судов под командой Османа-паши и эскадра паровых под командой англичанина на турецкой службе Следа сгруппировались именно в Синопе, под прикрытием мощных береговых батарей. По замыслу англо-французов, Синоп и был ловушкой, в которую неминуемо должен был войти русский флот, неминуемо завязать там сражение с турецким флотом и неминуемо при этом нанести большой вред городу, в сторону которого должны были лететь русские снаряды.
      Таким образом создавался прямой и уже бесспорный повод для вмешательства в войну. Но замысел лондонских политиков шел и дальше.
         Желая непременно воспрепятствовать России выйти в Средиземное море и закупорить ее в Черном, английское правительство не жалело денег на то, чтобы усилить турецкий флот. Англия издавна строила суда туркам и вооружала их; она снабжала их опытными офицерами и матросами; она строила доки для ремонта судов в Константинополе и других портах, она же заботилась и об укреплениях на берегах Дарданелл и Босфора.
       Англичане так привыкли считать турецкий флот своим детищем, что даже не сомневались в том, что он и без их помощи вполне справится с Черноморским флотом, и, устроив «ловушку» для Нахимова, заранее готовились торжествовать и праздновать победу над ним.
       Синопский бой принес им жесточайшее разочарование, и ненависть к России еще сильней запылала в агрессивных кругах Англии. Таким образом, одним из последствий сражения стало вступление Англии и Франции в войну с Россией, что привело к осаде Севастополя и поражению в Крымской войне. 
         Моральный дух турок был подорван до конца войны; напротив, в ходе обороны Севастополя моряки-защитники города черпали в мыслях о Синопском сражении уверенность в своей конечной победе.
          Изменилась военно-морская тактика и кораблестроение во всем мире: началось наращивание калибра и уменьшение количества орудий на кораблях, появились броненосцы, усилилась артиллерия береговых батарей, охраняющих базы флота. Синопское сражение явилось новым, высшим этапом в истории военно-морского искусства XIX века, ибо рус­ские моряки практически доказали непригодность догм западноевропейских теоретиков об атаках крепостей со стороны моря и добились победы в таких условиях, при которых ни один из западноевропейских адмиралов даже не решился бы на атаку.
2.6.Причины победы. 
         Русский флот обеспечил себе победу при Синопе благодаря смелости и решительности тактического замысла сражения, искусному развертыванию сил и быстрому занятию кораблями назначенных огневых позиций, правильному выбору дистанции боя, с которой эффективно действовала артиллерия всех калибров. В этом сражении впервые широко использовалась бомбическая артиллерия, сыгравшая решающую роль в быстром уничтожении деревянных кораблей противника. Важнейшей причиной победы являлась высокая боевая подготовка личного состава русской эскадры, особенно командиров кораблей и: мендоров, от которых непосредственно зависели искусство маневрирования и точность ведения артиллерийского огня. Взаимная поддержка кораблей и непрерывное управление силами в бою со стороны адмирала Нахимова также во многом способствовали успеху русской эскадры.
          Нельзя не учитывать тот факт, что турецкая эскадра оказала бы более успешное сопротивление, если бы ее расположили не вдоль города, а южнее его, по краю мелководья. Сняв с недействующих бортов своих судов орудия и поставив их для обороны городского берега, Осман-паша не только употребил бы с пользой половину своей артиллерии, но и подверг бы наши корабли, с какой бы стороны они ни подошли, страшному продольному огню. Их при подходе с востока встретил бы с фронта огонь всей эскадры, при наступлении с юга — залпы береговых батарей, а по занятии мест для действия против турецких судов они находились бы в течение всего боя под перекрестным огнем. Между тем как расположение судов, на котором остановились турки, давало возможность использовать в деле лишь орудия одного борта, каковых было около 237, и 26 орудий четырех ближайших к городу батарей; вогнутая же дугообразная линия построения еще более уменьшила силу огня на дальнем расстоянии. Наконец, решение Османа-паши прижать свою эскадру к городу повергало этот последний неминуемому разрушению, нисколько не обеспечивая собственной участи флота.
 2.7.Главнокомандующие русским флотом и их вклад в победу.
Павел Степанович Нахимов (1802-1855).
Павел Степанович родился 23 июня 1802 г. в имении Городок Смоленской губернии в семье дворянина, отставного майора Степана Михайловича Нахимова. Из одиннадцати детей пятеро были мальчиками, и все они стали военными моряками; при этом младший брат Павла - Сергей закончил службу вице-адмиралом, директором Морского кадетского корпуса, в котором все пять братьев в юности обучались. Но Павел всех превзошел своей военно-морской славой.
          Когда Павлу Нахимову исполнилось 11 лет, он подал прошение о приеме в Морской корпус, однако из-за отсутствия вакантных мест он был принят туда лишь через два года. В здании на Васильевском острове с полутемными галереями и темными коридорами он постигал азы морской науки. В 1817 г. в числе лучших гардемаринов Нахимов на бриге "Феникс" участвовал в морском походе к берегам Швеции и Дании. В следующем году он закончил корпус и в чине мичмана был назначен во 2-й флотский экипаж Петербургского порта. В 1821 г. его перевели в 23-й флотский экипаж, который отправился в Архангельск на строившийся там линейный корабль. Но вскоре капитан 2-го ранга М. Лазарев, известный по двум кругосветным путешествиям, пригласил способного морского офицера в команду своего фрегата "Крейсер" для участия в очередной кругосветной экспедиции. За 1084 дня плавания по Атлантическому и Тихому океанам с посещением Южной Америки, острова Тасмания, Сан-Франциско, Аляски Павел Степанович получил настоящую морскую закалку. В 1825 г., по возвращении из экспедиции, лейтенант Нахимов был награжден орденом святого Владимира 4-й степени.
           В 1826 г. Павел Нахимов перешел к Лазареву на новый линейный корабль "Азов" и принял участие в переходе из Кронштадта в Средиземное море. Там русская эскадра вместе с английской и французской, придя на помощь Греции, вступила в борьбу с турецко-египетским флотом. В Наваринском сражении (октябрь 1827 г.) "Азов" покрыл себя славой, нанеся наибольший урон противнику. Нахимов, руководя батареей на баке, доблестно выдержал смертельное испытание и остался жив. За Наварин он был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени и чина капитан-лейтенанта, но главной наградой для него стало назначение командиром корвета, захваченного у турок и переименованного в "Наварин".
          Неустанно занимаясь обучением экипажа "Наварина" и шлифуя свое боевое мастерство, Нахимов умело руководил кораблем в период действий эскадры Лазарева по блокаде Дарданелл в русско-турецкой войне 1828 - 1829 гг. За отличную службу он был награжден орденом святой Анны 2-й степени. Когда в мае 1830 г. эскадра вернулась в Кронштадт, контр-адмирал Лазарев в аттестации командира "Наварина" записал: "Отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан".
          В 1832 г. Павла Степановича назначили командиром построенного на Охтенской верфи фрегата "Паллада", на котором в составе эскадры вице-адмирала Ф. Беллинсгаузена он плавал на Балтике. В 1834 г. по ходатайству Лазарева, тогда уже главного командира Черноморского флота, Нахимова перевели в Севастополь. Он был назначен командиром линейного корабля "Силистрия", и одиннадцать лет его дальнейшей службы прошли на этом линкоре. Отдавая все силы работе с экипажем, внушая подчиненным любовь к морскому делу, Павел Степанович сделал "Силистрию" образцовым кораблем, а свое имя популярным на Черноморском флоте. На первое место он ставил флотскую выучку экипажа, был строг и требователен к подчиненным, но имел доброе сердце, открытое для сочувствия и проявлений морского братства. Лазарев часто держал на "Силистрии" свой флаг, ставя линкор в пример всему флоту.
            На "Силистрии" Нахимов крейсировал на Черном море, получил в 1837 г. чин капитана 1-го ранга, вместе с В.Корниловым, начальником штаба эскадры, участвовал в десантных операциях при занятии Туапсе и Псезуапе (1840 г.), оказывал помощь Головинскому форту при отражении нападения горцев (1844 г.). В 1845 г. Павел Степанович стал контр-адмиралом с назначением его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии. Его труды на этой должности были поощрены орденом святой Анны 1-й степени. В 1852 г. он был назначен начальником 5-й флотской дивизии с производством в вице-адмиралы. Являясь много лет бессменным вахтенным Черного моря, Павел Степанович говорил офицерам: "Вы - черноморский моряк, вам смены нет и не будет-с".
            Военные дарования и флотоводческое искусство Нахимова наиболее ярко проявились в период Крымской войны 1853 - 1856 гг. В Синопском сражении во всей полноте развернулось замечательное дарование адмирала Нахимова. Достаточно прочесть приказ Нахимова от 17 ноября, чтобы убедиться в том, что Синопский бой был так блестяще выигран потому, что в нем каждый участник, проникнувшись волей к победе, исполнял в точности намеченный план начальника эскадры.
          Характерными чертами военно-морского искусства адмирала Нахимова в этом бою являются:
1.     Тщательное изучение и точный анализ всех элементов обстановки, в которой должен был произойти бой, и принятие плана боя в соответствии с конкретными условиями обстановки.
2.     Одновременная атака двумя колоннами, нацеленными в центр боевого порядка противника с точным распределением целей после занятия диспозиции.
3.     Нанесение первого удара по флагманскому кораблю турок, что при низких моральных качествах противника способствовало скорейшей победе.
4.     Отсутствие боязни береговых батарей неприятеля, которая была характерна для иностранных флотов.
           Флагман заботился о людях, стремился, как только возможно в тех условиях, избавить армию от лишних потерь. Сам же Нахимов продолжал в сюртуке с хорошо заметными эполетами появляться в самых опасных местах. 28 июня, как обычно, с утра Павел Степанович объезжал позиции. Когда Нахимов с Малахова кургана наблюдал за противником, высунувшись из-за укрытия, он был смертельно ранен в голову пулей. 30 июня 1855 года адмирал скончался. Похоронили флотоводца во Владимирском соборе с другими выдающимися адмиралами.
          Смерть Нахимова поставила последнюю точку в обороне Севастополя. Когда союзникам в результате очередного штурма удалось ворваться на Малахов курган, русские полки оставили Южную сторону, взорвав склады, укрепления и уничтожив последние корабли.
         Федор Михайлович Hовосильский (1808-1892). Адмирал, один из героических защитников Севастополя, командующий Балтийским флотом, член Государственного Совета, генерал-адъютант.
         Родился в Твери, в старинной дворянской семье. В 1818 г. вслед за старшим братом, впоследствии известным путешественником, поступил в Морской корпус. Закончил его с отличием в 1823 г. и был выпущен в звании мичмана для продолжения службы в 8-м экипаже Балтийского флота. В течение пяти лет плавал на различных кораблях, на практике осваивая морскую науку. В 1828 г. «за отличие» удостоился звания лейтенанта и в связи с началом русско-турецкой войны был переведен на Черноморский флот. Здесь его назначили на 18-пушечный бриг «Меркурий», которым командовал капитан-лейтенант А.И.Казарский. В мае 1829 г. Новосильский принимал участие в героическом бою брига с двумя турецкими линейными кораблями. Командуя артиллерией «Меркурия», Федор Михайлович организовал успешные действия канониров брига, приведшие к победе над противником, имевшим десятикратное преимущество в орудиях. За беспримерную храбрость Новосильского произвели в капитан-лейтенанты, наградили орденом Св. Владимира 4-й степени «с бантом». По повелению Николая I в фамильный герб отважного моряка было «внесено изображение пистолета, которым решено было взорвать бриг в случае невозможности уйти от неприятеля». В том же году Федор Михайлович на фрегате «Поспешный» крейсировал у Босфора, потом на фрегате «Флора» участвовал в сражениях под крепостями Агаполь и Инада. Будучи старшим офицером на линейном корабле «Императрица Екатерина II», в 1833 г. в составе флотилии находился в Константинопольском проливе «для вспомогания Оттоманской
Порте противу египетского паши». За это получил орден Св.Анны 3-й степени и золотую турецкую медаль.
            В 1834 г. Новосильский возглавил экипаж прославленного брига «Меркурий». На нем он участвовал в боевых действиях у восточных берегов Черного моря, подавляя сопротивления горцев. В январе 1838 г. его произвели в капитаны 2 ранга. С 1839 по 1848 гг. служба Новосильского была связана с линейным кораблем «Три Святителя». Командуя его экипажем, он быстро вывел свой корабль в число лучших в дивизии по боевой подготовке и дисциплине. Будучи человеком высоко гуманным, Федор Михайлович стал первым командиром на флоте, отменившим телесные наказания нижних чинов. За это он получил известность по всему российскому флоту и пользовался глубоким уважением у подчиненных. В 1840 г. ему присвоили чин капитана 1 ранга, а в 1849 г. - контр-адмирала. «За выслугу 25 лет в офицерских чинах» Новосильского наградили орденом Св.Георгия 4-го класса. Вскоре его назначили командиром бригады 5-й флотской дивизии.
          Последующие три года, имея свой флаг на фрегате «Флора», он ежегодно проводил крейсерство кораблей в Черном море. За успешные плавания удостоился ордена Св.Владимира 3-й степени, а в июне 1853 г. получил назначение командиром 4-й флотской дивизии. Перенеся флаг на знакомый ему корабль «Три Святителя», Федор Михайлович в том же году произвел высадку десантных войск в Анакрии, после чего плавал в Черном море для поиска неприятельских судов.
          18 ноября 1853 г., возглавляя эскадру в составе трех 120-пушечных линейных  кораблей и фрегата, Новосильский вместе с эскадрой вице-адмирала П.С.Нахимова разгромил турецкий флот в Синопском сражении. За свой подвиг он удостоился звания вице-адмирала и ордена Св.Георгия 3-го класса.
          Во время обороны Севастополя Федор Михайлович сначала командовал отрядом кораблей по защите рейда от нападений англо-французской эскадры, а потом «состоял начальником 2-го отделения оборонительной линии». После гибели П.С.Нахимова его назначили командиром Севастопольского порта и военным губернатором крепости. За отличия в боевых действиях он был отмечен орденом Св.Владимира 1-й степени. Свое участие в войне Новосильский закончил начальником войск гарнизона города Николаева. В октябре 1855 г. его отозвали в Петербург и вскоре он стал главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором балтийской цитадели.
           Командуя новым флотом, Новосильский принимал самое активное участие в его модернизации, в строительстве и испытаниях первых броненосных кораблей. Стараниями опытного моряка в Кронштадте возникли современные военно-морские учебные заведения, где матросы получали необходимые знания по овладению новой техникой, вооружением, оснасткой. За «примерное радение и успехи» император Александр II пожаловал Федора Михайловича табакеркой со своим портретом, а также землями в Самарской губернии. По просьбе Новосильского в мае 1862 г. его командируют за границу, где он знакомится с кораблестроением на европейских верфях. Вернувшись на родину он представляет морскому ведомству детальный доклад, в котором провел анализ увиденного за рубежом. Видимо, этот документ возымел свое действие. В 1863 г. Федора Михайловича назначают в генерал-адъютанты императорского двора и присваивают звание адмирала. Через три года он становится членом Государственного Совета. Его грудь украсили крест «За Кавказ» (1864г.), датский орден Данеброга 1-й степени (1866г.), ордена Св. Александра Невского «с алмазами» (1870 г.), Св. Апостола Андрея Первозванного (1873 г.).
Прожив долгую жизнь, тесно связанную с военным флотом, адмирал Новосильский умер 8 ноября 1892 г. в Петербурге.
3. Значение Синопской победы.
Блестящая победа русской эскадры в Синопском сра­жении была достигнута благодаря беспримерному героиз­му и отличной боевой выучке русских моряков, высокому флотоводческому мастерству адмирала П. С. Нахимова и решительным, инициативным действиям командиров рус­ских кораблей. 
Отважная когорта черноморских героев наглядно продемонстрировала силу и непреоборимость передового русского военно-морского искусства; черноморцы про­должили и укрепили славные боевые традиции русского флота, и Синопская победа заняла одно из первых почет­ных мест в исторической летописи героических подвигов русских моряков. 
            В Синопском сражении наглядно проявились резуль­таты боевой подготовки, проводившейся на Черномор­ском флоте перед Крымской войной. Многолетняя воспи­тательная деятельность передовых представителей рус­ского флота с честью выдержала тяжелое испытание и получила высшую оценку в огне сражения. Беспример­ный героизм и отличная боевая выучка матросов, достиг­ших предельной скорострельности и меткости артиллерий­ской стрельбы и проявивших, по выражению Нахимова, «истинно русскую храбрость» в условиях ожесточенного противодействия со стороны противника, ярко свидетель­ствовали о высоких моральных и боевых качествах рус­ских воинов. 
           Синопская победа еще раз показала громадное значе­ние морального фактора в войне. В этом сражении с исключительной силой подтвердился тот неоспоримый факт, что не оружие, а человек, умело владеющий ору­жием, добывает победу. Непревзойденное искусство рус­ских флотоводцев одержало победу над искусством англо­турецких адмиралов, мастерство, воля и сноровка русских, моряков оказались выше выучки турецких матросов и офицеров. 
          Высокий моральный дух русских моряков в Синоп­ском сражении был обусловлен передовой системой воин­ского воспитания и чувством национальной военной гор­дости.
Подъем морального духа непосредственно перед сра­жением объяснялся тем, что на эскадре сознавали всю» «ответственность предстоящего сражения, знали о про­исках турок на Кавказе, понимали, что разгромить турец­кие корабли в Синопе — значит предотвратить удар по русским войскам на Кавказе. 
          Синопское сражение с особенной силой показало вы­сокий уровень тактики русского флота. Успешным осуще­ствлением атаки противника, находившегося под защитой береговых батарей, русские моряки внесли большой вклад в военно-морское искусство. Примененные в Си­нопской сражении приемы ярко свидетельствуют о твор­ческом подходе Нахимова к решению сложнейших про­блем морской тактики того времени. 
            Для характеристики действий русского флота в Синопском сражении необходимо прежде всего вспомнить те тактические способы, которые в то время рекомендова­лись для нападения на флот противника в его собствен­ной базе. Руководства середины XIX века предусматри­вали следующее: «Предполагая, что стоящий на шпринге флот (противника) находится в совершенной безопасно­сти со стороны берега и что никакого нападения оттуда нельзя ожидать, атаковать его корабли можно только следующими тремя способами: 
во-первых, напав на неприятеля под парусами; 
во-вторых, став на якорь на траверсе стоящего на шпринге флота; 
и, в-третьих, абордировать его»* 
           Первый способ атаки признавался самым медленным и менее всех решительным. Второй способ считался «ре­шительнее предыдущего, но зато и опаснее для нападаю­щего, если только местность благоприятствует неприяте­лю и все нужные предосторожности им взяты»*
В этом случае флагману рекомендовалось учитывать следующее важное обстоятельство: нападающий флот «никогда не сможет под неприятельским огнем маневрировать с до­статочной быстротой и верностью, чтоб, став на якорь, быть так же хорошо сомкнутым и в таком же порядке, как линия (противника), выстроенная заранее. Должно ожидать, что некоторые корабли или не попадут на свои места, или поздно займут их, подвергаясь при этом силь­нейшему неприятельскому огню»* 
В тактических руководствах проводилась мысль о тщательной оценке обстановки перед выбором соот­ветствующего способа атаки, но вместе с тем явное предпочтение отдавалось третьему способу, который за­ключался в том, чтобы вплотную сблизиться с неприятелем и абордировать его корабли. «Соображения атаки необхо­димо зависят от обстоятельств и местности. Но положи­тельно можно сказать, что если оконечности стоящего на шпринге флота хорошо защищены и на него нельзя на­пасть иначе, как с фронта, который будет доступен, то са­мый лучший, даже может быть самый легчайший и реши­тельный образ нападения есть абордаж; ибо, приближа­ясь к неприятелю с ветром, который мы считаем попутным, невозможно, чтоб большая часть кораблей не свалилась на абордаж с стоящими на якоре кораблями* (против­ника)»*
 Таким образом, в официальных тактических доку­ментах вплоть до середины XIX века основным способом при нападении на неприятеля в его собственной базе признавался абордаж, а артиллерийский обстрел флота противника в этом случае считался делом рискованным и сложным. Синопское же сражение вслед за выдающи­мися победами Ушакова, Спиридова, Сенявина, Лазаре­ва еще раз блестяще доказало, что успешный исход боя на якоре может быть достигнут не абордажем, но путем умелого использования артиллерийских средств. 
            
           ПРОДОЛЖЕНИЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ В ФАЙЛЕ, СКАЧАВ МАТЕРИАЛ
             
Категория: История | Добавил: saturn
Просмотров: 2790 | Загрузок: 136 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Новое на сайте
Ссылки
НОК ОД
Форма входа
Разное
Страницы педагогов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
Классное руководство [1]
Разработки воспитательных мероприятий
Литература [11]
Материалы к урокам литературы
Русский язык [5]
Материалы к урокам русского языка
География [1]
Материалы к урокам географии
История [14]
Материалы к урокам истории
Начальные классы [13]
Материалы к урокам в начальных классах
Педагогика [2]
Методические статьи
ОРКСЭ [1]
Обществознание [2]
Материалы к урокам обществознания
Иностранный язык [8]
Материалы для уроков иностранного языка
Опрос
Оцените наш сайт

Всего ответов: 74

МБОУ "Петровская СОШ № 2" © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz