Воскресенье, 23.02.2020, 02:33
Приветствую Вас Гость | RSS


МБОУ "Петровская СОШ № 2"

День Победы
Основное меню
Мини-чат
Поиск

Каталог файлов

Главная » Файлы » История

История моей семьи в условиях депортации. Исследовательская работа
[ Скачать с сервера (1.57 Mb) ] 30.11.2013, 15:28
Исследовательская работа на тему: «История моей семьи в условиях депортации».
Выполнила: ученица 11 класса Классен Наталья.
Руководитель: учитель истории Миронова Т.Ю.
2011 год.
Оглавление
1. Введение. ..........................................................................................с.2
2. Основная часть. ………………………………………………….с.4
2.1 Депортация……………………………………………………….с.4
2.2 Воспоминания репрессированных. …………………………..с.11
2.3. История семьи моей бабушки  (Эннс Елены Ароновны)…с.13
3.Заключение………………………………………………………...с.17
4. Литература ………………………………………………………..с.19
Приложения…………………………………………………………..с.20
(Документы, фотографии).
1. Введение
    Прошло более 65 лет со времени одной из самых ужасных трагедий в истории российских немцев - их массовой депортации из мест исконного проживания в Сибирь и Казахстан. Подавляющего большинства жертв этой акции больше нет в живых. Многие из них погибли еще в условиях депортации и ее последствий - "трудармейских" концлагерей, долголетнего режима "спецпоселения". Они так и ушли из жизни обесчещенными, с чудовищным клеймом "фашистских диверсантов и шпионов". На сегодняшний день в Омском регионе проживает около 11800 репрессированных по политическим мотивам, впоследствии реабилитированных, и 76 человек, пострадавших от политических репрессий.
    Я знаю о депортации по рассказам своей бабушки Эннс Елены Ароновны.
Семейная память, традиции обязывают меня хранить историю моей семьи. Пережитая трагедия моими родными   затрагивает за живое. Слушая рассказы бабушки Эннс Е.А., возникают вопросы: каковы были причины такой судьбы моих родных? почему с ними так поступили? как им удалось выжить?
Цель моей работы: Воссоздать картину адаптации депортированных немцев в Сибирь через изучение судьбы Эннс Елены Абрамовны (моей бабушки).
Задачи:
1. Изучить и обобщить имеющийся материал по данной теме.
2. Собрать информацию о судьбах  депортированных немцев.
3. Проанализировать условия депортации немцев 1941 года.
4. Проанализировать рассказы самих репрессированных.
5. Описать путь передвижения репрессированных немцев в Сибирь, условия их быта.
6. Проследить процесс адаптации их.
Объект исследования: судьба депортированных немцев 1941 года.
Предмет исследования: причины депортации немцев,  условия депортации, жизнь и быт репрессированных, воспоминания Эннс Елены Ароновны, мемуары репрессированных немцев с Украины, семейные архивы.
В исследовательской работе использовались следующие методы:
1. Информационный.
• Работа в библиотеках.
• Работа с материалами архивов.
• Беседа с репрессированной Эннс Еленой Ароновной.
2. Поисковый.
• Сбор, систематизация и оформление накопленного материала в виде исследовательской работы.
Гипотеза: Не смотря на все лишения и унижения, репрессированные семьи сумели отстоять свое право на жизнь, сохранить свою самобытность и культуру.
Степень изученности проблемы. Тема репрессированных немцев не достаточно полно изучена в историографии, это объясняется прежде всего тем, что лишь в 1989 году Советское государство признало «преступное беззаконие и варварские акты, совершенные сталинским режимом в отношении принудительно высланных народов». Конец 80-х начало 90-х годов - это время, когда была поднята завеса многолетнего молчания над событиями, связанными с депортацией немцев и других народов СССР. Первой обратилась к трагедии немецкого народа публицистика. В печати начали появляться подборки рассекреченных документов. Обстоятельным изучением темы депортации народов СССР стали статьи Н.Бугая. Они основывались на ранее засекреченных документах. Были опубликованы сборники документов по истории политических репрессий и реабилитации немецких граждан. В середине 90-х годов появился ряд монографий, таких как «Судьбы немецкой деревни в Сибири в эпоху «большого террора»» автор Л.Белковец, «История немцев в Западной Сибири» автор В.Бруль. В них раскрываются причины, характер репрессий.  По мнению Л.В.Малиновского стимулами к столь активному изучению данной проблемы стали следующие факторы:
1. Подъем общественно-политического движения немцев, создание общества «Видергебург».
2. Принятие законодательных и нормативных актов по дальнейшей реабилитации репрессированных народов СССР и жертв политических репрессий.
3. Создание в 1995 году Международной ассоциации исследователей по истории и культуре российских немцев.
И хотя за короткий срок сделано немало, но до сих пор, по мнению В.Бруля, «история политических репрессий против советских немцев написана фрагментарно» .
Да назрело время говорить об этом, так как к этому нас обязывает память
Особое место в историографии занимает публикация мемуаров, свидетельств, воспоминаний, писем очевидцев. 
Хронологические рамки: 1941-1945г.
2. Депортапция.
   Депортация 1941-42 гг., а также остальные депортационные акции в отношении российских немцев и многие другие события в истории нашего народа в немалой мере связаны с взаимоотношениями СССР (России) с Германией. В 1941 г., после начала Великой Отечественной войны, лояльность российских немцев была поставлена под сомнение. Перед руководством страны встал вопрос: как поступить с этническими немцами.
    Вопрос о депортации немцев, по всей видимости, возник не заблаговременно, а по ходу войны. Иначе трудно объяснить факты лишения свободы некоторых русских в июне - июле 1941 года с формулировкой: "за шовинистический выпад против немцев, проживающих в СССР".
Этот вопрос остро встал после получения 3 августа 1941 года Сталиным шифрограммы от командования Южного Фронта. Документ № 468 [1]
   Донесение командования Южного фронта № 28/оп И.В.Сталину и С.М.Будённому об обстреле немецким населением отступающих войск Красной Армии:
 3 августа 1941 г.
Ставка Верховного Командования тов. Сталину Главком тов. Будённому
1. Военные действия на Днестре показали, что немецкое население стреляло из окон и огородов по отходящим нашим войскам. Установлено также, что вступающие фашистско-немецкие войска в немецкой деревне 1.8.41г встречались хлебом-солью. На территории фронта имеется масса населённых пунктов с немецким населением.
2. Просим дать указания местным органам власти о немедленном выселении неблагонадёжных элементов.
Командующий Южным фронтом Тюленев
Армейский комиссар 1 ранга Запорожец
Начальник штаба Южного фронта Романов
    Донесение передано из Полтавы. На документе (бланке шифротелеграммы) имеется резолюция И. В. Сталина: "Товарищу Берия. Надо выселить с треском. И. Ст.", а также пометка: "Наркому доложено" (подпись неразборчива).
    Тов. Берия "треск" интерпретировал по-своему и решил его расширить, распространив на всех немцев. Однако не исключено, что само по себе принципиальное решение о ликвидации немецкой автономии и о депортации всех немцев было принято еще в конце июля, в ходе негласного визита в Республику немцев Поволжья Л. Берии и В. Молотова. После этого якобы НКВД был устроен провокационный "десант" парашютистов в немецкой форме, а в республике начали сворачиваться или закрываться газеты и журналы.
    Непосредственная подготовка к депортации началась только после принятия 12 августа 1941 года совместного постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) о расселении немцев Поволжья в Казахстане.*
   Депортация российских немцев, вызванная глубинными долговременными мотивами, в то же время преследовала конъюнктурные политические и экономические цели. После катастрофических поражений первых месяцев войны сталинский режим особенно остро нуждался в образе мощного "внутреннего врага", на которого советские вожди привыкли взваливать вину за что угодно. С другой стороны, власти отправили на фронт значительную часть дармовой "рабсилы" - неотъемлемого атрибута советской командной системы, включая многих обитателей ГУЛага, а центр тяжести военной экономики в результате потери западных районов страны стремительно перемещался на восток. В этих условиях трудолюбивые безропотные российские немцы представляли собой незаменимый "материал" для каторжного труда на азиатских просторах СССР.
   Депортация российских немцев в 1941-42 гг. была самой крупномасштабной и продолжительной депортационной акцией по национальному признаку за все годы советской власти. С определенной долей условностей ее можно подразделить на 4 этапа.  
______________________________________________________________
Maisinger-andrei.narod.ru>1941-1942_gody.html

   Первый этап (июнь - август 1941 г.). Уже в день начала войны военным властям было предоставлено право высылать с территорий, где объявлялось военное положение, лиц, признанных "социально опасными". Эта мера затронула и многих российских немцев, особенно на Украине. В начале августа организуется переселение в Коми АССР немцев-трудпоселенцев, выселенных в 1932-33 гг. из Украины в Карелию (1200 семей). В августе "эвакуируются" в Орджоникидзевский (Ставропольский) край и Ростовскую обл. крымские немцы (53 тыс.).
    Второй этап (3-20 сентября 1941 г.  В это время депортируется в Сибирь и Казахстан немецкое население АССР немцев Поволжья (более 370 тыс.), Саратовской обл. (более 46 тыс.), Сталинградской (Волгоградской) обл. (более 26 тыс.). В результате ликвидируется АССР НП - единственное немецкое национально-территориальное образование, оставшееся на территории СССР. В эти же дни были отправлены в уральские концлагеря многие тысячи немцев-мужчин Украины.
    Третий этап (2-я половина сентября - декабрь 1941 г.). За этот период выселяются в Сибирь и Казахстан немецкие жители большинства регионов европейской части СССР, в которых имелось значительное немецкое население и которые не находились под оккупацией: Крымская АССР (2 тыс.), Куйбышевская (Самарская) обл. (более 9,7 тыс.), Днепропетровская обл. (более 3 тыс.), Москва (более 3,4 тыс.), Московская обл. (около 5 тыс.), Ростовская обл. (более 36 тыс., включая 3 тыс. крымских немцев), Краснодарский край (более 35 тыс.), Орджоникидзевский край (более 99 тыс., включая 50 тыс. крымских немцев), Тульская обл. (более 2,7 тыс., включая около 0,4 тыс. немцев-москвичей), Кабардино-Балкарская АССР (более 5,4 тыс.), Северо-Осетинская АССР (более 2,8 тыс.), Запорожская обл. (более 31 тыс.), Ворошиловградская (Луганская) обл. (около 10 тыс.), Сталинская (Донецкая) обл. (более 35 тыс.), Воронежская обл. (более 5 тыс.), Грузинская ССР (более 20 тыс.), Армянская ССР (более 0,2 тыс.), Азербайджанская ССР (более 25 тыс.), Дагестанская и Чечено-Ингушская АССР (всего более 7,3 тыс.), Горьковская (Нижегородская) обл. (более 3 тыс.), Калмыцкая АССР (около 6 тыс.). Кроме того, в декабре 1941 г. были переселены на восток "антисоветские элементы" из числа немецких жителей Тамбовской, Ивановской, Ярославской, Пензенской, Свердловской областей, Чувашской и Марийской АССР и др. (всего более 1 тыс.).
    Четвертый этап (1942 г.). В это время завершаются депортационные акции, начатые или отложенные в 1941 г Ими было затронуто немецкое население Ленинграда и Ленинградской обл. (всего более 2 тыс.), Краснодарского края (2,7 тыс.), Орджоникидзевского края (1,1 тыс.), Грузинской ССР (0,1 тыс.), Саратовской обл. (0,03 тыс.), Сталинградской обл. (около 0,7 тыс.), Воронежской обл. (0,2 тыс.), Калининской (Тверской) обл. (около 0,3 тыс.), Ворошиловградской обл. (более 2,7 тыс.), Харьковской обл. (более 0,8 тыс.), Ростовской обл. 
      В целом, без учета повторного переселения депортированных российских немцев, в ходе депортации 1941-42 гг. было выселено свыше 805 тыс. немцев (56,4% немецкого населения СССР по итогам всесоюзной переписи 1939 г.).
    Помимо массовости и продолжительности, депортация российских немцев в 1941-42 гг. характеризуется следующими основными особенностями.
     1. Депортация осуществлялась на основе разного рода правовых актов (если можно использовать этот термин в отношении документов, носивших вопиюще противоправный характер): Постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) № 2056-933 от 26.08.1941 г. "О переселении немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей" (подписано лично И. Сталиным), Указа Президиума Верховного Совета СССР № 21-160 от 28.08.1941 г. "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья", постановлений Государственного Комитета Обороны СССР, распоряжений Совнаркома СССР, приказов Военных советов соответствующих фронтов. Не считая вышеупомянутого Указа Президиума ВС СССР, все эти документы были строго секретными и не публиковались вплоть до 1990-х годов.
    2. Депортационные акты, как правило, не приводили никаких мотивировок предпринимаемых акций. Единственное известное исключение представляет собой опять же упомянутый Указ Президиума ВС СССР, в котором содержались совершенно безосновательные клеветнические утверждения о наличии среди немцев Поволжья "тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов" и об укрывательстве последних остальным местным немецким населением. На этой "основе" Указ мотивировал переселение немецкого населения Поволжья стремлением избежать карательных мер и предупредить кровопролитие, "если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами". В данной связи еще Указ Президиума Верховного Совета СССР от 29.08.1964 г. констатировал: "Жизнь показала, что эти огульные обвинения были неосновательными и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина".
     3. Анализ известных депортационных актов неопровержимо свидетельствует, что походя брошенные чудовищные обвинения, искалечившие судьбы сотен тысяч людей, имели для кремлевских вождей пропагандистское, но отнюдь не практическое значение. Власти не предусмотрели никаких мер по выявлению и задержанию массы "немецких диверсантов и шпионов". Более того, выселение немцев Поволжья ничем существенным не отличалось от депортации остального немецкого населения, хотя против последнего никаких официальных обвинений выдвинуто не было. Эта аналогия подчеркнута и в некоторых депортационных актах (постановления ГКО о выселении немцев из Воронежской обл., Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР, Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР), где имеются ссылки на документы, первоначально касавшиеся только немцев Поволжья, - Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 2060-935 от 12.09.1941 г. "О расселении немцев Поволжья в Казахстане" и Постановление СНК СССР № 2016-95 от 30.08.1941 г. "Об утверждении инструкции о порядке приемки имущества переселяемых колхозов и колхозников".
     4. На базе депортационных актов издавались соответствующие приказы наркома внутренних дел СССР (Л. Берия). Они наглядно демонстрируют, что депортацией российских немцев ведали прежде всего спецслужбы. В приказах предписывался ход депортационных "операций", регламентировались функции структур НКВД по их проведению. Особое внимание обращалось на учет "антисоветского элемента" из числа депортируемых и его арест, предупреждение переселяемых об уголовной ответственности в случае их перехода на "нелегальное положение", арест уклоняющихся от переселения, принятие решительных мер в случае возникновения "волынок, антисоветских выступлений или вооруженных столкновений", необходимость действовать "без шума и паники".
      5. Депортация осуществлялась по чисто национальному признаку - ей подвергалось, как правило, все немецкое население соответствующего региона, включая членов семьи ненемецкой национальности, если главой семьи был немец. Правда, жены ненемецкой национальности могли избежать депортации, разведясь с немецкими мужьями. Не выселялись немецкие женщины, находившиеся в браке с ненемецкими мужчинами. В регионах с большим количеством межнациональных браков среди немцев (Москва и др.) в результате депортации нередко происходило разъединение семей, во избежание чего иногда добровольно отправлялись в ссылку вместе с близкими люди, формально не подлежавшие выселению. Эта акция, если она имело место, была необратимой: добровольным изгнанникам, как и немцам, ставился в паспорте штамп о разрешении проживать только в том регионе, куда они направлялись.
      6. Для регистрации подлежащих депортации немцев органы НКВД составляли их посемейные учетные карточки. При этом главы семей предупреждались, что они несут ответственность за всех переселяемых членов семьи. Немцам сообщалось о сроке выселения за несколько дней. Их предупреждали о необходимости взять в дорогу запас продовольствия не менее чем на месяц.
      7. Депортируемым разрешалось брать с собой бытовое имущество, мелкий хозяйственный инвентарь и деньги. Общий вес вещей не должен был превышать одной тонны на семью. Фактически взять с собой столько багажа, как правило, не представлялось возможным, т. к. в переполненных эшелонах и пароходах его просто негде было разместить. За оставляемые постройки, зерно, фураж и скот депортируемым должны были выдаваться квитанции, которые позволяли им претендовать на соответствующую компенсацию по прибытии на место. В действительности многие не успели получить квитанции, а получившим не удалось ими воспользоваться из-за отсутствия ресурсов на месте.
      8. В основном депортируемые немцы перевозились железнодорожным транспортом. Лишь жители Сталинградской обл., Закавказья и некоторых других районов частично транспортировались водным путем - по Каспийскому морю. Типичный эшелон перевозил 2-2,5 тыс. немцев и состоял из 50-60 вагонов, каждый примерно на 40 человек. При этом обычно использовались т.н. пульмановские ("телячьи") вагоны, снабженные деревянными нарами. В эшелонах имелись также вагоны для войскового сопровождения и медицинского персонала, вагон-санизолятор и вагон-карцер, где содержались "нарушители порядка". На каждый эшелон выделялся начальник из начсостава войск НКВД, 21 человек караула и оперативный работник "для оперативного обслуживания переселяемых" (проще говоря, для слежки за ними). На сегодня известно о 344 эшелонах, перевозивших депортированных немцев в сентябре-декабре 1941 г. (в т. ч. 188 - из Поволжья).
      9. Питание переселяемых предписывалось производить в специально организованных пунктах на крупных станциях: горячую пищу выдавать раз в сутки, кипяток - дважды. В действительности питание было чаще всего организовано их рук вон плохо, что признавалось в документах самих органов НКВД.
      10. Транспортировка переселяемых продолжалась до двух недель и более. При этом большинству немцев, выселенных в Новосибирскую обл., Алтайский и Красноярский края, пришлось следовать через юг Казахстана, т.к. Транссибирская магистраль для их перевозки, как правило, не использовалась. Страшная скученность, духота,
_____________________________________________________________
* Н. Бугай, Л. Берия – И. Сталину, «Согласно вашему указанию», М., 1995, с. 27–55; Н.Бугай, 40-е годы: «Автономию немцев Поволжья ликвидировать», «История СССР», № 2, 1991, с. 172–182; J.-J. Marie, LesPeuples depones d'Union sotnetique, Bruxelles, Complexe, 1995, p. 35–56.

антисанитарные условия в вагонах, некачественная вода (особенно при следовании по территории Казахстана) приводили к возникновению инфекционных заболеваний и высокой смертности в пути. По официальным данным, в 208 эшелонах, транспортировавших выселенных немцев в сентябре - октябре 1941 г., умерли 169 человек.
      11. По прибытии в пункт назначения депортируемых направляли, как правило, в сельскую местность, хотя городских жителей предписывалось расселять в районных центрах и других городах (кроме областных центров). 
      Это сразу же вызвало у многих серьезные проблемы с трудоустройством, тем более, что далеко не все немцы, особенно из Поволжья, в достаточной мере владели русским языком. Первоначально предусматривалась такая форма расселения депортированных, как вселение их целыми колхозами в существующие колхозы и совхозы. На деле это, конечно, было невозможно. Поэтому вскоре местным властям разрешили расселять немцев "группами семей", что приводило к разрыву устоявшихся родственных и соседских связей. Депортированные чаще всего попадали на подселение к местным жителям, в условия, несравнимые с оставленными на родине.
  Депортация российских немцев в 1941-42 гг. оставила в судьбе нашего народа трагический, ничем не изгладимый след.
При всем своем драматизме депортация явилась лишь первым этапом национальной катастрофы российских немцев. Не успели российские немцы прийти в себя на местах выселения, как их принялись перебрасывать в другие районы, где условия жизни и труда были, как правило, еще хуже.   
     Таким образом, более 82% немцев, рассеянных по всей территории Советского государства, были единовременно и принудительно высланы, хотя, казалось бы, катастрофическая ситуация, в которой находилась страна, требовала направить все силы на вооруженную борьбу против врага, а не высылку сотен тысяч невинных советских граждан.
   _____________________________________________________________
* Н. Бугай, Л. Берия – И. Сталину, «Согласно вашему указанию», М., 1995, с. 27–55; Н.Бугай, 40-е годы: «Автономию немцев Поволжья ликвидировать», «История СССР», № 2, 1991, с. 172–182; J.-J. Marie, LesPeuples depones d'Union sotnetique, Bruxelles, Complexe, 1995, p. 35–56.   

   Число высланных граждан немецкого происхождения было на самом деле намного больше, так как десятки тысяч солдат и офицеров немецкого происхождения, были изгнаны из Красной Армии и отправлены в дисциплинарные батальоны трудовой армии в Воркуту, Кемерово, Челябинск.
Поскольку действия НКВД были засекречены, местные власти получали предупреждения о прибытии десятков тысяч ссыльных в самый последний момент. Никакого специального жилья для них не было предусмотрено, их селили где придется - в хлеву, под открытым небом, а был уже канун зимы.*
А сколько высланных погибло во время пересылки?   
2.2 Воспоминания репрессированных.
   Куда и зачем их выселяли не знал никто, вернутся или нет тоже. Немногие смогли в столь короткий срок продать хозяйство, чтобы были деньги на дорогу. Им объяснили, что во избежание лишних кровопролитий, они должны уехать.
    «Подошли грузовые машины, и мы стали грузиться. Мы запирали дома, спускали с цепей собак и выпускали кошек, чтобы хоть они могли спастись. Ведь мы думали, что нас везут топить, а скот, который уже шел с поля, подходил к берегу Волги и кричал, коровам надо было доиться» (из воспоминаний Шнайдер Иоганеса Иоганесовича).
     Вот так бросая все, покидая свои дома, забирая детей, они уезжали. Погреба были полны солений, картошка стояла не выкопанная, колхозные поля ломились от зерна, но тем, кто издал Указ, не было до этого дела.
     «Нас погрузили на эшелоны, в так называемые «телятники», на полу была лишь солома. Продуктов нам не выдавали, хотя ходили слухи о том, что нам положено было питание. Иногда, когда были остановки, нам разрешали выходить, но только под конвоем» (из воспоминаний Мецгер Арнольда Генриховича).
       «Говорили, что переселенцам должны были выдавать по 500 г хлеба на человека ежедневно и два раза в сутки обеспечивать горячей пищей. В большинстве случаев данная инструкция не выполнялась. Эшелоны от представителей железнодорожных станций обычно не принимались, в результате поступавшие вагоны не имели нар и изоляторов для больных. Питание организовывалось с перебоями, часто отсутствовала горячая вода. Имелись случаи, когда вместо продуктов людям выдавались деньги, так называемые суточные, на которые очень трудно было что-то приобрести в пути. Были и такие начальники эшелонов, которые и питание не организовывали, и денег не выдавали.
В глазах у всех пассажиров был страх – страх перед неизвестностью. Иногда этот страх перерастал в панику. Никто не знал, доедут ли они до станции назначения. Им не говорили, куда они вывозятся,  сколько времени будут в пути, какой запас нужно взять с собой продуктами питания»*. 
       «Больше месяца добирались до станции Карасук. Сибирь встретила холодом и грязью.  Многие,  сойдя с поезда, не могли идти, земля качалась под ногами. На месте прибывших уже ждали  « покупатели» с подводами. В основном это были женщины, так как мужчины были на фронте, а селу требовалась рабочая сила».* (Кеслер Екатерина Ивановна).
     Спасаясь от голода, многие семьи самовольно переезжали из колхоза в колхоз, из района в район в поисках лучших условий жизни, благо, что рабочие руки везде были очень нужны и потому самовольных переселенцев практически везде принимали охотно.
Местное население относились к переселенцам с пониманием, обижаться на них  нельзя. Помогали, чем могли. Наступала зима. Теплой одежды не было, но не бросили, помогли люди. Носили кто, что даст или меняли за что-нибудь.  Были и те, кто принимал их настороженно, приходилось переживать унижения. Некоторые  воспринимали их как фашистов, и мало кто знал, что немцы проживали на территории страны с конца 18 века.
     В условиях нехватки рабочих рук в тяжелое военное время, переселенцев рассматривали как "даровых работников».
     Шло время, люди обживались. Немецкий народ отличается необычайным трудолюбием, аккуратностью, наверное, именно это помогло им выжить.. Женщины немки вязали вещи для местного населения: кофты с узором, ажурные шали, цветные варежки, вышивки - все это именно они привнесли в нашу жизнь.
   «Мы выменивали свои вещи на продукты, но в основном мы вязали, шили для людей, а за это нам давали молоко, картошку, сало» (из воспоминаний всех).
      «Мы жили рядом с семьей Гардт Фридриха Михайловича, за всю нашу соседскую жизнь я не слышала ни одного бранного слова. Это были люди необычайного трудолюбия. А тому, как они готовили, мог позавидовать даже самый искусный повар. Кребли, хворост, бисквитные торты - этому всему мы научились у них» (из воспоминаний местной жительницы Рудаковой Анны Петровны).
    «Нам было трудно выжить, но мы не отчаивались. Мы ходили собирать мерзлую картошку, мыли ее, терли и пекли лепешки. Осенью на колхозных полях собирали колоски, попадало нам за них, но надо было жить» (из воспоминаний Верфель Эммилии Фридриховны).
      Желание жить, осознание того, что на руках малые дети, надежды на возвращение - все это помогло выжить. Многие немцы не спешили обустраиваться на новых местах, они считали, что после войны смогут вернуться на прежнее место жительства.
       При депортации почти 50% составляли дети, не достигшие 16-летия, среди них были такие, которые на родине успели закончить 4-5 классов, здесь же обучение было продолжить невозможно по причине незнания русского языка и из-за тяжелых материальных условий.
       «На родине я закончила 4 класса, была отличницей, а здесь я не ходила ни одного дня в школу, я не знала русского языка и надо мной все смеялись» (из воспоминаний Фохт Марии Кондратьевны).
        Все немцы мужчины от 15 до 55 лет и женщины немки были мобилизованы в рабочие колонны. Многие не возвращались обратно, а те, кто приходил, были больными людьми.
        Шло время, закончилась война, но они продолжали себя чувствовать пленниками. Ведь необходимо было регулярно отмечаться у коменданта.
        И лишь 28 февраля 1956 года на основании Указа ПВС СССР от 15 декабря 1955 года все немцы были освобождены от поселения.
       Разные судьбы у этих людей, но их объединяют те испытание, которые им довелось пережить, и из которых они сумели выйти достойно. Одной из таких семей была семья моей бабушки Эннс Елены Аронвны.
2.3. История семьи моей бабушки  (Эннс Елены Ароновны).
    Слушая рассказы бабушки Эннс Елены Ароновны, я горько сопереживаю их судьбе репрессированных. 
     Елена Ароновна родилась 09.09.1928 года на Украине в Донецкой области Селидовского района, д.Котляревка. Там она закончила 5 классов школы. 22 июня они узнали о начале войны.  Отца ее (моего прадедушку) отправили в трудармию и его больше они никогда не видели. Гитлеровцы приближались к границам Украины. Всех мужчин мобилизовали на фронт. Жителей немецкой национальности спешно собирали и вывозили, в неизвестном тогда, направлении. 4 ноября 1941 года ( третий этап депортации) семью Эннс Елены Ароновны депортировали. Куда их повезут и зачем, они тогда не знали. Всех немцев погрузили на станции Жданово в «телячьи» вагоны и повезли через Волгу. С собой они ничего не успели взять, так как их торопили. Ни теплых вещей, ни еды. Ехали долго – 5 недель. Есть давали один раз в день. Многие  дорогой умирали. Умерших заворачивали в простыни  и на станциях выгружали. Наспех хоронили в общих могилах. 
    Последняя станция оказалась Карасук. К тому времени наступила зима. Люди простужались и умирали от холода и голода, особенно дети.  Спали под открытым небом, теплой одежды не было. 
    Семьи распределяли по близлежащим населенным пунктам за несколько десятков километров от станции Карасук. Семью Елены Ароновны отправили за 7 километров от станции.  Один раз в три дня репрессированным давали небольшой кусочек мяса. Хлеба не было. Мама Елены – Матильда Андреевна, растягивала этот кусочек мяса на три дня. Варили один раз в день мясной бульон и так держались до следующего дня. Кушали один раз в день. Их было 3 детей. Сестра Елены – Катя , простудилась  сильно заболела и вскоре умерла. Какое – то время их семья жила в этой деревне. Матильда Андреевна  устроилась на работу. В деревне была и школа. Но дети не учились, так как нечего было надеть.  Депортированные искали лучшие условия жизни и переезжали в другие деревни. Так, Матильда узнала, что знакомые живут в Лузино. Они помогли ей перебраться туда. Рабочие руки здесь были  нужны  и потому их семью охотно приняли.  Местное население относились к переселенцам с пониманием.  Помогали, чем могли.  Очень трудно было привыкать к новым Сибирским условиям. Пережить трудности моей семье помогали молитвы. Прабабушка-Матильда Андреевна всегда молилась на своем (немецком) языке (Приложение 2). Молиться им не разрешали. Но тайком, сложа руки под фартуком, они продолжали молиться, сохраняя традиции. 
      В Лузино мама Елены устроилась сразу же на работу. Елена Ароновна школу так и не закончила, нужно было работать, помогать маме. С 13 лет она пошла работать телятницей. С 15 лет стала работать дояркой, а с 1948 года стала работать дояркой. 2 год работала кухаркой на полевом стане. 
      После войны условия быта были нелегкие. Семья у Елены была большая. А землянка маленькой-2 комнаты, места всем не хватало. В одной комнате все спали прямо на полах, а в другой комнате варили. Матильда долго ходила -добивалась, чтобы их семью переселили в другую землянку – побольше. И ей это удалось. Елена и ее брат много трудились. Чтобы выкупить дом просторнее. 
       В 23 года Елена Ароновна вышла замуж за Классена Якова Абрамовича, который проживал в Петровке. С 13 лет он работал на быках, на лошадях боронил, возил зерно от комбайна. Он имеет награду «Ветеран труда». Брат Якова Абрамовича , 2 сестры и отец были отправлены в трудармию. Власти не давали согласия на регистрацию  брака Елены Ароновны и Якова Абрамовича.  Семья моей бабушки была взята на спецучет. Без разрешения нельзя было выезжать с места жительства даже в Омск.
          Административный надзор за ними органов МВД сохранялся более десяти послевоенных лет. Восстановления справедливости пришлось ждать долго. 
Земляки Елены Ароновны:
Жертвами политического террора стали земляки Елены Ароновны, имена которых упомянуты в книге памяти в списках жертв политических репрессий.
·  Буллер Давид Давидович
Родился в 1913 г., с. Котляревка Селидовского р-на Сталинской области УССР.; Проживал: с. Константиновка.. 
Приговорен: в 1941 г., обв.: по национальному признаку на основании Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 12.11.1941 и Директивы НКВД СССР от 19.01.1946 № 20/113с.. 
Приговор: выселен в Селемджинский р-н Реабилитирован 7 апреля 1992 г. УВД Амурской обл.
Источник: УВД Амурской обл.
· Фризен Елена Яковлевна
Родилась в 1910 г., с. Котляревка Селидовского р-на Сталинской области.; Проживала: с. Луговое Тамбовского р-на.. 
Приговорена: в 1941 г., обв.: по национальному признаку на основании Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 12.11.1941 и Директивы НКВД СССР от 19.01.1946 № 20/113с.. 
Приговор: выселена в Селемджинский р-н Реабилитирована 29 октября 1999 г. УВД Амурской обл.
Источник: УВД Амурской обл.
·  Больдт Наталья Петровна
Родилась в 1926 г., с. Котляревка Семидовского р-на Сталинской области.; Проживала: с. Зильберфельд Тамбовского р-на.. 
Приговорена: в 1941 г., обв.: по национальному признаку на основании Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 12.11.1941 и Директивы НКВД СССР от 19.01.1946 № 20/113с.. 
Приговор: выселена в Селемджинский р-н Реабилитирована 1 декабря 1992 г. УВД Амурской обл.
Источник: УВД Амурской обл.
· Больдт Генрих Иванович
Родился в 1895 г., с. Котляревка Селидовского р-на Сталинской области, Украина.; Проживал: д. Сереброполь Тамбовского р-на.. 
Приговорен: в 1941 г., обв.: по национальному признаку на основании Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 12.11.1941 и Директивы НКВД СССР от 19.01.1946 № 20/113с.. 
Приговор: выселен в Селемджинский р-н Реабилитирован 25 декабря 1996 г. УВД Амурской обл.
Источник: УВД Амурской обл.
Полное правовое равенство российские немцы обрели лишь в 1991 году благодаря Закону РСФСР от 26 апреля "О реабилитации репрессированных народов", которым все репрессивные акты по отношению к ним были признаны противозаконными и преступными.
Нанесенные обиды и пережитые беды, тем не менее, не прошли бесследно. В начале 1990-х годов Россию покинули и вернулись на историческую родину, в Германию, около 2 млн. наших, теперь уже тоже бывших сограждан немецкого происхождения. 
  С Петровки выехало много немецких семей. А наше село имеет немецкое происхождение, оно было создано задолго до  1941 года. К счастью, уехали не все. 
Заключение.
Депортация исковеркала множество судеб российских немцев, обрекла тысячи из них на гибель в так называемой Трудармии.  Даже испытывая произвол и несправедливость, абсолютное большинство из них оставались верны своей родине. Немцы хорошо обустроили многие места своих вынужденных поселений. В целом они внесли достойный вклад в послевоенное восстановление и дальнейшее развитие страны.
Целью данной работы являлось воссоздание картины адаптации депортированных немцев в Сибирь через изучение судьбы Эннс Елены Абрамовны (моей бабушки).
Изучив особенности судеб репрессированных немцев, проанализировав условия депортации немцев 1941 года, рассказы самих репрессированных, рассмотрев  условия их быта, нужно сказать, что люди смогли выжить, сохранить тот внутренний стержень, который зовется человечностью. Они гнулись, но не ломались, смогли отстоять свое право на жизнь, сохранить свою культуру и самобытность.
     Депортация 1941-42 гг. в корне изменила территориальное размещение немецкого населения СССР. В результате ее российские немцы были изгнаны из большинства мест своего традиционного проживания. Перестало существовать громадное количество немецких поселений, в которых более полутора веков формировалась и развивалась самобытная этническая общность российских немцев. Немцы лишились основной части своих исконных очагов культуры, образования, хозяйственной жизни.
      Из 805 тыс. депортированных немцев примерно половина (397 тыс.) была направлена в края и области Сибири - Новосибирскую обл. (133,7 тыс., включая нынешние территории Кемеровской и Томской областей), Алтайский край (100,3 тыс.), Омскую обл. (83,9 тыс., включая нынешнюю территорию Тюменской обл.), Красноярский край (78,1 тыс.), Иркутскую обл. (1,2 тыс.), а другая половина (408 тыс.) попала в Казахстан - Акмолинскую (78,3 тыс.), Северо-Казахстанскую (62,5 тыс.), Кустанайскую (58,4 тыс.), Павлодарскую (53,1 тыс.), Семипалатинскую (45,8 тыс.), Восточно-Казахстанскую (29,3 тыс.), Южно-Казахстанскую (24,4 тыс.), Карагандинскую (20,0 тыс.), Актюбинскую (11,6 тыс.), Джамбулскую (10,6 тыс.), Алма-Атинскую (9,1 тыс.), Кзыл-Ординскую (4,8 тыс.) области.
      На большей части этих территорий никогда не было ни немецких поселений, ни массового проживания немецкого населения. Если до депортации за Уралом проживало около 10% немцев, то после нее - примерно 90%. Рассеянные по огромной территории азиатской части СССР, немцы не могли иметь возможности этнического самосохранения, даже если бы их не постигли дальнейшие трагические события.
      Их не испугали трудные условия сибирской жизни, так как они не утратили живости ума и сумели быть полезными в жизни. Стоит только позавидовать их стойкости и выдержанности, не каждый может вытерпеть все то, что они вынесли и при этом остаться человеком в полном смысле этого слова.
Эннс Елена Ароновна и её муж Классен Яков Абрамович живут вместе более 50 лет и продолжают воспитывать своих  внуков (нас), передавая нам свою любовь и семейные традиции. Я им очень благодарна за то, что они у меня есть!
Они не просто сумели выжить, но и заслужить почет и уважение окружающих.
Литература.
1.Бруль В.П. «Немцы в Западной Сибири», Топчиха, 1995.
2.Бугай Н.Ф. Документы из архива: Депортация: Берия докладывает Сталину // Коммунист. 1991.
3. Н. Бугай, Л. Берия – И. Сталину, «Согласно вашему указанию», М., 1995, с. 27–55; Н.Бугай, 40-е годы: «Автономию немцев Поволжья ликвидировать», «История СССР», № 2. 1991, с. 172–182; J.-J. Marie, LesPeuples depones d'Union sotnetique, Bruxelles, Complexe, 1995, p. 35–56.    
4.Куртуа С., Верт Н., Панне Жан-Луи, Пачковский А., Бартошен К., Марголен Ж.Л. «Черная книга коммунизма», М, 2001 г.
5.Малиновский Л.В. «История Советских немцев в историографии ФРГ» // Вопросы истории. 1991. 
6.Материалы ГАКК.
7.Обердерфер Л.И. «Депортированные немцы в Западной Сибири (1941-1944 гг.)» // Электронный журнал «Сибирская Заимка». 2002.  
8.Семейные архивы.
9. Maisinger-andrei.narod.ru>1941-1942_gody.html 
Приложения.
Категория: История | Добавил: saturn
Просмотров: 2681 | Загрузок: 143 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Новое на сайте
Ссылки
НОК ОД
Форма входа
Разное
Страницы педагогов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
Классное руководство [1]
Разработки воспитательных мероприятий
Литература [11]
Материалы к урокам литературы
Русский язык [5]
Материалы к урокам русского языка
География [1]
Материалы к урокам географии
История [14]
Материалы к урокам истории
Начальные классы [13]
Материалы к урокам в начальных классах
Педагогика [2]
Методические статьи
ОРКСЭ [1]
Обществознание [2]
Материалы к урокам обществознания
Иностранный язык [8]
Материалы для уроков иностранного языка
Опрос
Оцените наш сайт

Всего ответов: 74

МБОУ "Петровская СОШ № 2" © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz